Следы проклятия ведут в Ванкувер

Звонок мобильника пришёлся на очень неудачное время: Тэйн как-раз бил двухметрового верзилу табуретом по его бронированной голове, и ответить на звонок не мог ну ни как. Впрочем, рингтон всё не утихал, назойливой настойчивостью раздражая и отвлекая от такого важного дела, как вынести свои зубы из драки во рту, а не в ладони. Такими долгими и настырными звонки бывают, только если они по-настоящему важны. “Алё!” – рявкнул маори в трубку, когда его противник, наконец, перестал шевелиться, тем самым дав охотнику за головами надеть на себя наручники. С того конца телефонной связи не менее раздражённый голос сообщил, что это звонок из полиции, и связан он с отцом Тэйна. Тому срочно требовался залог и адвокат после того, как он устроил пьяный дебош. И то был шестой подобный случай за год….
 
Джейсон Энтсетзлихтман уверенно катился в пропасть алкоголизма последние четыре года. Всё стало только хуже, когда мать Тэйна бросила бесполезные попытки вытянуть мужа из этой дыры, и когда он поднял в пьяном бреду на неё руку, она собрала вещи и улетела обратно в Новую Зеландию. Тэйн остался в штатах, но с батей с тех пор не разговаривал, оставив его наедине с собственными демонами, обитающими на дне бутылки дешёвого виски. Но теперь ему грозил реальный срок, и скрипя зубами Тэйн пришёл к соглашению с собственной совестью о том, что он не может бросить предка в беде, по крайней мере, в этот раз. Когда все формальности с судебной системой штата Вашингтон были улажены, а банковский счёт охотника за головами (работа, которая и сама по себе не позволяла купаться в деньгах) изрядной оскудел, пришёл черёд Тэйну серьёзно поговорить с отцом.
 
-
 
Год спустя группа магавков из одного из поселений-резерваций недалеко от Монреаля собралась вокруг трупа, тело которого было буквально вывернуто наизнанку и изрядно проморожено, не смотря на то, что с неба светило тёплое весеннее солнце, и температура воздуха приближалась к 70 градусам по Фаренгейту. Ляжки и плечи жертвы были обглоданы начисто, а следы клыков, хоть и не были зубами человека, но не принадлежали ни одному из хищников или падальщиков, что обитали в этих лесах. Звери вообще сторонились этого тела. Восьмая подобная смерть за два месяца на териториях резерваций могавков, и ещё трое пропали безвести в аномально холодном и падким на метели феврале. Полиция Квебека не желала разбираться с проблемами индейцев, тем более, что на территориях некоторых резерваций и власти не имела, и спихнуло это расследование на КККП. Те теперь вместе со следопытами и добровольными дружинами безуспешно прочёсывали леса в поисках следов «медведя-людоеда». Только бестолку – теперь смерть пришла сюда.
 
Тэйн привёз отца в эту резервацию почти год назад. В отличие от многих поселений ганьенгэха люди в этом старались как могли придерживаться традиционного быта и пытались сохранить наследие предков. Без казино и табачных компаний. Это именно то, что и было нужно по собственному признанию Джейсону Энтсетзлихтману – быть как можно дальше от разлагающего влияния города и современной цивилизации в целом, там где он мог не думать о том, как много потерял после развала компании. Тэйн остался с отцом по двум причинам: чтобы не дать ему снова сорваться, и потому, что ему искренне было интересно. Четверть крови магавков текло в его венах, и ему казалось важным познать и эту сторону своей странной родословной. Он учил язык (правда, особо в этом не преуспел), учился обращаться с оружием (а в этом – более чем), охотиться в местных лесах, слушал предания. Вот что-то не было в них ничего, касаемо подобного ужаса, который драл людей длинного дома.
 
Вчера ночью он видел монстра и столкнулся с ним! Неестественно высокий и болезненно-худой, что не мешало его лапам иметь чудовищную силу. Издалека или в темноте его можно было принять за человека, но от человека в нём оставалось мало – хищник, одержимый голодом. Тэйн не сумел его завалить – после драки, где маори в лучшем виде использовал силы, которые он забирал у типуа, засранец сбежал в лес, и Тэйн потерял его след. Но до рассвета монстр успел найти себе ещё одну жертву.
 
Тэйн слышал как в толпе индейцев, окруживших тело, шептались. Вчера он вернулся со следами боя: с ранами и порванной одеждой, а сегодня нашли тело. Как быстро всё может придти к тому, что кто-нибудь решит обвинить его? Тэйн не питал иллюзий – такой расклад возможен и весьма скоро. Даже после года, который он прожил бок о бок с ганьенгэха, он оставался для них чужаком. Причём сильным, а значит опасным. И это одна из самых лояльных к чужакам резерваций. Стоит смириться с тем, что очень многие магавки – просто жёсткие расисты, одержимые вопросом чистоты крови и суверинетета своих земель. До 1981 года отец Тэйна – наполовину индеец не мог бы даже рассчитывать на признание его членом народа могавков, а его мать (бабка Тэйна, которую тот в живых не застал) потеряла таковое, выйдя замуж за белого!
 
Нужно было уходить. Во-первых, из-за него могли погнать отца, а видят боги (неважно каких народов) – тому помогла такая жизнь, и он был целый год в завязке. Во-вторых, Тэйн откровенно засиделся в этой глуши. Ну а главное, в-третьих – ещё ни один монстр, поднявший руку на человека, и которого Тэйн выбрал своей добычей, не уходил от расправы. И маори вознамерился преследовать того столько сколько нужно, хоть до края земли, но прервать цепь убийств… в общем-то, так и вышло.
 
-
 
Почти два следующих месяца Тэйн гнал чудище, через весь чёртов континент. Монстр каким-то образом чуял погоню за плечами, но на новое противостояние с охотником не решался – бежал всё дальше и дальше, по одному ему ведомой причине выбирая путь почти строго на запад. Везде где он проходил оставались тела, замороженные и растерзанные. Только люди – чудовище даже не пыталось охотиться на зверя. Всего шесть или семь жертв, и неизвестно скольких ещё Тэйн спас, спугивая монстра и вынуждая его бежать дальше. Наконец эта погоня завершилась на западном побережье в городе Ванкувер.

Монстр прибыл на день раньше Тэйна и воспользовался этим временем по полной, убив ещё одного человека. Маори успел только увидеть труп, до того как его убрала полиция. Издалека он осмотрел место преступления, но даже так привлёк внимание какого-то сержанта КККП. Впрочем, Тэйн смог затеряться в толпе и скрыться, даже не смотря на свою более чем примечательную внешность. Однако, всё было не напрасно – Тэйн очень хорошо изучил за эти два месяца повадки людоеда и, после того как он увидел тело жертвы, у него появились кое-какие идеи о том, где тот может охотиться в следующий раз.
 
И был прав, но, чёрт возьми, опоздал буквально на несколько секунд и не успел спасти человека. В этот раз чудовищу было не убежать от Тэйна и они сразились вновь. Только с прошлого раза монстр почему-то стал сильнее – может это растерзанные им люди прибавили ему сил, а может он неспроста бежал именно в Ванкувер. Так или иначе, но и в этот раз чудовище отступило, вот только Тэйн был тяжело ранен. А ещё его задержала полиция, которую успел кто-то вызвать.
 
Тэйна доставили в больницу, но взяли под стражу. Пока он залечивал раны, щедро используя регенерирующие силы поверженных им типуа, Допрашивать его прибыл сержант КККП, занимающийся расследованием этого дела. Да, тот самый, что уже помешал ему на месте убийства первой жертвы. Поначалу маори молчал – в конце-концов ему нечего было рассказать по делу такого, что не отправило бы его в психушку. Поскольку Тэйн уже шокировал врачей своим неестественно быстрым темпом выздоровления, они поспешили объявить, что они ошиблись в постановке первоначального диагноза, и пациент ранен не так серьёзно, и вообще уже может быть переведён в следственный изолятор.
 
Так Тэйн в итоге и оказался за решёткой в полицейском участке. Примечательное место с любопытными соседями, здесь маори познакомился с Гвюдрун Сигюрдюрдоттир. Баба оказалась что надо, крутая донельзя – она даже разбила Тэйну нос, когда в самом начале знакомства у них возникло мелкое недоразумение… сквозь кирпичную стену разделяющую соседние камеры. Но время за решёткой течёт крайне медленно и они успели помирится. Именно Гвюдрун, выслушав историю про людоеда, посоветовала Тэйну всё-таки поговорить с сержантом Тунку, поскольку человек он въедливый, который просто так не отступится, что значит, что такими темпами он и его напарница сами рано или поздно станут жертвами чудовища. Тем более, она намекнула, что эти сержанты отнесутся к истории про монстра более внимательно и серьёзно, чем простые копы.
 
Пока Тэйн сидел за решёткой произошло ещё одно убийство. Вскоре явился для допроса Тунку, и на этот раз разговор у них получился более откровенный и продуктивный. Настолько, что сержант пообещал выпустить маори из-под стражи, если тот поможет в дальнейшем расследовании. Более того, Туах Тунку заявил, что у него есть знакомый, который может помочь дельным советом в вопросах сверхъестественной чертовщины. Тот и помог – дал совет оставить его в покое и послал… к некоему бомжу, обитающему на городской свалке. Бомж на проверку оказался не только горьким пьяницей, но и могущественным волшебником. Так Тэйн и сержант Тунку познакомились с Джереми Сомель.
 
Если опустить подробности самой процедуры знакомства, весьма странной и нелепой, и перейти прямо к делу, то Джереми узнал по описанию в чудовище, которое преследовал Тэйн, Вендиго. Некогда человека, ныне одержимого духом голода, который стал жертвой могущественного проклятия. Такое проклятье мог наложить только по настоящему сильный шаман или колдун, использующий тёмную магию. Возможно тот, кто наложил это проклятие находился в Ванкувере, по крайней мере, это могло бы объяснить почему Вендиго бежал сюда, и почему силы его возросли. Джереми согласился помочь выследить чудовище при помощи магии и положить конец этой кровавой истории.
 
-
 
Местом финального сражения стал заброшенный сухогруз, стоящий уже много лет на приколе, по слухам, с тех пор, как экипаж арестовала таможня. Маг, маори и коп загнали монстра на корабль. Из всех троих только Тэйн мог биться с чудовищем в ближнем бою, поэтому остальные прикрывали его с берега. Бой был в самом разгаре, когда произошла развязка, которую никто не ожидал: некая сила просто смяла словно консервную банку корабль с Тэйном и Вендиго на борту! Сухогруз начал стремительно погружаться под воду. Вот только единственного не учёл тот могучий кукловод, стремящийся избавиться и от своей марионетки и от охотника на чудовище: Тэйн вырос в Окленде, на побережье, он умел плавать с шести лет и в воде имел преимущество над беспорядочно барахтающемся монстром. Он положил конец этому проклятью вместе с жизнью Вендиго, и даже сумел выплыть на берег. Но эта история ещё далека от завершения, поскольку та сила, что повелевала монстром осталась на свободе!

Следы проклятия ведут в Ванкувер

Vancouver Files Leeder SergFait